Один день на семейном обучении

На самом деле все началось примерно месяц назад, когда мы привезли в детскую новую кровать и переставили мебель, из-за чего со стен пришлось временно снять все таблицы Н. Зайцева. А всё временное, как известно, имеет свойство затягиваться надолго. То маме некогда, то мы все вместе куда-то бежим, сегодня сил не осталось, завтра кто-то приболел. Так и живут мои дети без таблиц. Сапожник-то без сапог…
Семейное образование
И вот сегодня мои младшие, забравшись ко мне утром под одеяло, поставили вопрос ребром:

— Мам, у тебя сегодня выходной?

— Выходной.

— Значит, будет время таблицы нам повесить? Нам без них одиноко.

Просовестилась я, и после завтрака принялась за работу. Через полчаса таблицы были на месте.

— Ну! Теперь будем заниматься? – спросила Саша.

— Хорошо! С чего начнем?

— Да я вот все хотела у тебя спросить: ты нас учила «двадцать, тридцать…» — это мне понятно. А когда говорят «двести, триста…» А если один — «одинасти» что ли говорить??

Я поняла что было нужно. Мы пошли к таблице на сотни и разобрались как что называется. А потом достали из папиного кошелька деньги и стали пробовать сосчитать.

Изучение предметов на семейном обучении

Разобравшись что к чему, стали собираться на прогулку. Уже в тёплых штанах и свитере Рита «зацепилась» взглядом за таблицу 1 по русскому языку, которая висит у них в комнате на двери.

— Мама, а кто такие «голландцы»?

— Люди, живущие в Голландии.

— А почему это слово оказалось в этой таблице?

— Потому что в этом слове буква Д пишется, но не читается.

— Да… Я давно заметила, что слова пишутся не так как читаются. Вчера ты нам читала книжку про Кривулю, а я следила как ты читаешь. И я заметила, что ты говоришь «ниссэ», а в книжке написано «ниссе».

— Ты правильно заметила. Это слово нерусское, иностранное. Нужно «е» как «э» произносить. Смотри (показываю в таблицу) здесь еще такие слова есть.

— (читает) Шоссе, ателье, купе… А что, надо «шоссэ, купэ» говорить?

— Верно! Ну пошли гулять! Вспотеешь! После прогулки вернёмся сюда еще раз.

Но после прогулки к русскому мы не вернулись. Просто над столиком, где дети лепят из пластилина, я заодно прицепила таблицу с английскими местоимениями. И Саша, по обыкновению своему взявшись лепить, вдруг ее заметила.

— мама, а это ты нам зачем повесила?

— Ну подумала, вдруг вам будет интересно. Вы ж все время у меня про английский спрашиваете…

— Так это взрослое ж!

— Да какое оно взрослое… Буквы вон какие крупные. Как ты скажешь «я» по -английски?

— I.

— Ну вот, а пишется это вот как.

— Как римская «один» у нас в книжке! – заметила Рита.

— Да, похоже… А вот это you – ты.

Мои близняшки ткнули друг в друга пальцами и засмеялись: «you! Как кошку у Куприна звали!»

— А это he – он.

— Хи-хи! – засмеялись мои пташки. – А как «она»?

— She. Ну-ка несите кубики английские! На кубиках поищем!

Рита сразу нашла «римскую один»: «Это я!» Так же были найдены и все остальные. Я показывала по табличке, а девчонки вертели кубики.

— Мам, а ты обещала, что мы рисовать сегодня будем!

Да, несколько дней назад попались мне интересные видеоролики с новогодними картинками. Дочки мигом приготовили бумагу, карандаши… В видео оказалось, что нужно рисовать пастелью. Нашлись и мелки. Девчонки добросовестно выполняли задания, я только ставила видео на паузу, потому что они не успевали за художником. В ролике предлагалось нарисовать большого снеговика с метлой и мешком подарков.

— Мама, а как по-английски «снег»?

— Snow.

— А «снеговик»?

— Snowman.

— Человек из снега???? Но он же не человек!

— Ну… он похож на человека.

— Snowman, snowman. I love you! – Тут же напела Саша на собственный незатейливый мотив. Сочинять стишки и песенки – обычное для Саши дело.

— А кто дает снеговику метлу? И почему именно метлу? И как по- английски «метла»? А у англичан тоже есть метла?

Мы еще рисовали ёлку и ёлочные игрушки, и зимнюю избушку… Всё называли по-английски, сочиняли песенки. И вопросам не было конца… Мы не заметили, что засиделись допоздна. И тут я спохватилась:
домашнее творчество на семейном обучении
-Девчонки, время позднее совсем! Закругляемся, ужинать и спать!

И тут мои красотульки повисли обе у меня на шее и стали целовать!

— Мама, спасибо! С тобой так интересно и хорошо! Нам так сегодня всё понравилось!

— Почаще бы были у тебя такие выходные!

Скрывать не буду: такое проявление благодарности меня несколько обескуражило…

Перед сном мы еще читали любимого «Кривулю», с которым к нам в дом, вот уже несколько лет приходит в дом новогоднее настроение. И наконец, мои пташки, еще нашептав мне на ухо благодарностей, засопели носиками. Уже засыпая, Саша буркнула из-под одеяла:

«Мам, а «ты» — you?

— Да.

— А «он» — he?

— Верно.

— А что такое «климатические пояса»?

— Где видела?

— Вон там на карте написано.

— Спи. Завтра поговорим.

Какое же это великое счастье быть мамой, быть со своими детьми, отвечать на их нескончаемые вопросы, играть по их правилам и жить их идеями, участвовать в их затеях и выдумках!

О наших затеях – уже совсем скоро!

Автор: Виктория Кузнецова.

8 препятствий на семейном образовании

8 препятствий на семейном образовании

ПРЕПЯТСТВИЕ 1.

Почему мы забираем детей на СО?

Понятно, что все мы с вами разные, и доводы у нас могут быть разные. Я, например, честно признаюсь вам, что 8 лет назад забрала из школы старшего сына только потому, что он не прижился в школе. А если быть еще точнее, я не смогла примириться и понять те методы и то отношение, которое транслировалось на моего ребенка со стороны школы. И в один момент я поняла, что мне легче будет самой обучать своего ребёнка, чем ежедневно пытаться осмыслить тот театр абсурда, который совершенно бесцеремонно ворвался в мою личную жизнь и в жизнь моей семьи.

У кого-то могут быть свои доводы и причины: не нашли общего языка с учителем, ребёнок не воспринимает школьную модель обучения и не воспринимает материал, слишком и неоправданно высокая учебная нагрузка, нерациональное распределение детского времени, особый график работы родителей и много другое.

Но среди нас, родителей СО-шников, есть и те, кто пошли на СО просто потому, что так поступила близкая подруга; у нее двое детей на СО и им так хорошо. Никаких ранних подъемов каждый день, никаких уроков до поздней ночи, рефератов, вызовов в школу, двоек в дневниках, да и самих дневников, школьных утренников, родительских собраний и т д. Есть иллюзия, что на СО больше свободы и сам себе хозяин…
Ответьте себе честно: Какие причины перехода на СО у меня? Какова цель СО для моего ребенка?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 2

Мы на СО! Что дальше?

Но вот к слову сказать: когда я забирала сына из школы, я в принципе осознавала, что я – педагог по профессии и призванию, что за  спиной у меня пятилетний опыт работы в своей школе, поэтому я надеялась только на себя и свои силы и возможности. Был опыт работы по методике Н. Зайцева, как и сами методики, подкопилась и дополнительная коллекция неплохих материалов. Вобщем, я примерно представляла себе чем и как я буду работать. Более того, еще посещая школу, мой сын не понимал очень многого из того, что объяснялось в школе, и мне всё равно приходилось заниматься с ним дополнительно. И в ходе этих занятий я убеждалась наглядно, насколько эффективнее и доступнее были они для моего сына, чем школьные уроки.

Но каков процент родителей, которые, прямо скажем, забирают своих детей … в никуда! И на вопрос: «Как вы собираетесь обучать своих детей на СО?», отвечают рассеянно и пространно: «Ну как-нибудь…» Или кивают в сторону соседа: «Другие ж как-то обучаются…»

А вы знаете как обучать своего ребенка? У вас есть четкий план и стратегия?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 3

Где взять время?

Одни родители успокаивают себя «прогрессивной» мыслью о том, что в школе нерационально распределена учебная нагрузка, да и сама школьная программа вся раздроблена на куски, материал подается бессистемно, учебники скучные и безграмотные, и на СО все это можно переделать. И вот тут-то и начинаются первые сложности. Далеко не каждый взрослый в состоянии организовать даже собственное время. Если ребенок в дошкольную пору посещал детский сад, то организация детского времени изначально не являлось родительской задачей. Эта ответственность и обязанность лежала на плечах воспитателей.

Вы можете организовать свое время? Вы готовы научить этому своего ребенка?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 4

Системность в обучении

Именно из-за необходимости в системном подходе в образовании мы пришли к существующему формату курса, который несет определенную цель в образовательном процессе, а для этого мы планируем учебный процесс, подготавливаем методические материалы и только потом проводим регулярные занятия с детьми. На стадиях подготовки к курсу, определение целей, планирование, подготовка материалов, продумывание темы и материалов занятий занимает у всей команды значительный промежуток времени, который занимает более месяца!
Сколько родителей на сегодняшний день имеют представление об этой самой системе и где ее брать? И что вы готовы предоставить своим детям взамен плохих и никудышных школьных учебников? Ответов на все эти и еще многие другие вопросы у многих и многих родителей нет. В результате ситуация развивается приблизительно по следующему сценарию: на столе лежит стопка тех самых никудышных школьных учебников, перелистывая которые мама видит, как перед ней мелькают заголовки тем, названия параграфов… А в голове зреет вопрос: «Как это все объяснить ребенку? Когда???»

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 5

“Я не хочу становиться учителем”

Далеко не все родители видят себя педагогами и учителями. И далеко не каждый родитель ХОЧЕТ заниматься обучением своего ребёнка. И в целом, это объяснимо. У каждого из нас есть наше любимое дело, наше призвание – то, в чем мы себя видим и чем хотим заниматься. Из меня бы вот, например, никогда не вышло бы путного хирурга. Сама ситуация травм каждый раз полностью выводит меня из строя. И даже когда однажды моё дитя рассекло себе лоб, зашивать рану в хирургию повез мой муж. Я прекрасно понимала, что мое состояние только усилит панику ребёнка и будет мешать нормально работать врачам. Поэтому я следила за процессом по телефону. Да, мне можно было бы приложить усилия, подключить волю и поработать над своими недостатками. Но зачем? Не лучше ли направить эту энергию и силы на то, что действительности увлекает и радует?

Ответьте честно: ваше призвание – педагогика? Вы готовы стать учителем?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 6

Отторжение к обучению

Когда мы вынуждаем себя заниматься тем, что нам несвойственно и не нравится, у нас возникает отторжение, которое неизбежно передается нашим детям. Именно этим объясняется тот факт, что во многих семьях дети, перейдя под «учительскую» опеку родителей, быстро теряют интерес к учебе: ребенок начинает активно или пассивно сопротивляться обучению, увиливает от занятий, намеченное не сбывается и счастливая и безмятежная идиллия СО разваливается прямо на глазах.
У вас в семье так же? Только честно.

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 7

Создание образовательной атмосферы

В некоторых семьях ситуация доходит до крайности: ребенок круглосуточно неорганизован, предоставлен сам себе и не получает даже должного развития! О продвижении по школьной программе и говорить не приходится. Мне приходят письма, где родители сообщают, что их 8-9 летние дети до сих пор не умеют читать и считать и испытывают реальные трудности с обучением, так как не могут усидеть за занятием более 5-10 минут! Всё это говорит только о том, что вокруг ребенка не создана необходимая образовательная атмосфера, а благодатная для обучения пора неминуемо уходит.

Вам удалось создать атмосферу?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 8

Когда он будет учиться сам?

Есть родители, которые занимают выжидательную позицию. Вот, дескать, подрастет и начнет учиться самостоятельно. Но вот проходит год, два, а заветная пора так и не наступает. Нет, друзья! Поспешу вас разочаровать. Самообразование тоже требует отдельной работы. Это долгий и кропотливый труд. Ну задайте вопрос самим себе: вы в детстве могли самостоятельно взять учебник, составить себе план на четверть или полугодие и самостоятельно продвигаться по нему, осваивая урок за уроком? Прежде чем ребенок научится самостоятельно организовывать свое обучение, кто-то должен научить его как это делается!

Кто? Если мама не педагог и не видит себя учителем, а папа занимает позицию: «Я зарабатываю деньги. А вы заварили эту аферу с СО – сами теперь ее и разгребайте.»

И картина-то получается безрадостная… Мечтали о том, что будем свободны и сами себе хозяева, а получили анархию. У мамы растёт паника и тревога, постепенно укрепляются комплексы «Я – никудышный педагог», «Я — плохая мать», «Я неудачница» …

Вы готовы самостоятельно изменить ситуацию?

 

Благодаря желанию преодолеть вышеуказанные препятствия на пути семейного образования мы разработали курс >>>http://housenn.ru/kurs

 

Автор статьи: Виктория Кузнецова, эксперт в области семейного образования.

Что делать, если ребенок не любит читать и писать?

что делать, если не ребенок не любит читатьВ первую очередь прекратить принуждения, т.к. вы еще сильнее поможете развить ненависть к чтению или письму.

Переключите внимание ребенка на его интересы и увлечения и почитайте с ним то, что ему интересно. Просто будьте рядом и наблюдайте когда ребенок начнет уставать и проявлять скуку, в данный момент просто займитесь чем-нибудь другим, поиграйте, прогуляйтесь.

Чаще хвалите ребенка. При этом даже за малейшее достижение, даже если ваш ребенок прочитал 2 слова, похвалите его. Скажите: «Какой ты молодец!» Иногда можно устроить «голод» к обучению, т.е. вы видите что ваш ребенок может читать 3 минуты, но вы почитайте 2 минуты и скажите: «Ну ладно, завтра дальше почитаем», а он вам отвечает: «Нет, я еще хочу!» Вы говорите: «Ну ладно, давай еще, но только немного, а то нам нужно еще поиграть в машинки».

Если вы видите, что ребенок не любит читать, начните читать сами, дети скопируют вашу модель поведения, и вы удивитесь, но подражая вам, они сами начнут проявлять интерес к чтению.

Проявите заботу, интерес, будете рядом, и ни в коем случае не корите, не ругайте и не нагружайте ребенка. Дайте время поменять отношение.

 

О ВРЕДЕ АТТЕСТАЦИЙ

Моя сегодняшняя педагогическая практическая деятельность вышла на тот уровень, когда вложения минимальны (затраченные временные и финансовые ресурсы), а данные на выходе (продвижения и прогресс учащихся, эффективность занятий) стабильны и постоянны.

Полное принятие и внедрение в практику методик Н. А. Зайцева сыграло в этом главенствующую роль. Гениально разработанные и прекрасно изданные пособия избавили меня от самостоятельного изготовления бесконечных коробочек с карточками и картинками, от вырезания, наклеивания, набора текстов и распечатывания. Системность в методиках освободила голову. Больше не нужно перекапывать горы литературы, терзать интернет в поисках интересных и эффективных упражнений для работы.

С пособиями Зайцева имеем великолепную наглядность, прекрасно оснащенный кабинет и набор готовых приемов работы, который удобен, как набор инструментов, которые всегда под рукой. Остается только правильно их выбрать и скоординировать друг с другом. При подготовке к занятию достаточно вспомнить на каком именно этапе продвижения по материалу находятся ученики и какой вид или прием работы им сейчас наиболее подходит.

С недавнего времени я плотно подошла к внедрению в практику дидактики В. К. Дьяченко, суть которой заключается в том, что дети бесспорно лучше и прочнее усваивают учебный материал во взаимообучении. Попробовав однажды и увидев возможности именно таким образом организованного образовательного процесса, я оставила его в своей практике навсегда. Однако, при таком способе обучения, происходит явное переосмысление роли учителя в учебном процессе. Он больше не является источником знаний и «карающей рукой» для ученика. Учитель во взаимообучении — это навигатор, сопровождающий и направляющий, помогающий организовать процесс обучения максимально эффективно и рационально. Дети сами организуют свое обучение с помощью опор и акцентов, расставленных взрослым наставником.

Всё это высвобождает время и энергию преподавателя и выводит его из состояния рабочей силы, до отказа забитой работой в таких объемах, что всякая творческая мысль останавливается: нет времени осмыслить, проанализировать происходящее, понаблюдать за детьми и за своими ощущениями в работе. В таком состоянии педагог превращается в рабочего массового поточного производства, не имеющего возможности проследить за качеством своей продукции и получить удовольствие и радость от своего труда, разделить эту радость со своими подопечными.

Теперь освободившуюся энергию можно направить на наблюдение и не только за детьми, но и за процессами, происходящими на уроке. А ведь их множество, происходящих одновременно и сплетающихся в единый клубок. Почему у одних ребят наступает такой скорый и легкий прогресс? Почему другим дается так тяжело и трудно? Каким образом происходит процесс восприятия материала у разных детей?

С тех пор, как мне открылся простор для наблюдений, жизнь ежедневно предоставляет мне сотни открытий и тем для размышлений.

Давайте для начала определимся в чем разница между современными аттестациями и традиционными экзаменами, которые проводились в советской школе, чтобы у читателя не сложилось впечатления, будто автор статьи вовсе против того, чтобы знания детей как-либо оценивались. Ведь не случайно даже название «экзамен» из школ сегодня искоренили. Вместо него звучит «аттестация» или, еще лучше, «мониторинг». Современно звучит, правда? Ещё бы! Мы же реформируем образование. Новые веяния — новые слова. Но не в том, на самом деле, я вижу смысл этих перемен.

Аттестация проводится с помощью тестовых технологий. Мы сегодня тестируем автомобили и компьютеры на предмет поломки, прижилось это слово и в медицинской диагностике. Теперь вот мы тестируем детей…

Что такое тест? Тест — это упрощенная схема проверки на соответствие объекта заданным параметрам или спецификациям. То есть, государственные органы образования проверяют детей на соответствие разработанным стандартам, именуемых ФГОС, и на то подходят ли они под те шаблоны, которые считаются эталонами с точки зрения государства. Что делать с теми, кто в заданные параметры не вписывается? Ответ очевиден — они не пройдут аттестацию.

Теперь зададим вопрос: кому нужна аттестация и для чего она устраивается? Я задумалась об этом впервые после беседы с начальником местного Управления образования, которая мне честно призналась, сказав, что аттестации необходимы управленцам: «Проверяют, как мы хорошо работаем».

Всё логично. Идет проверка насколько успешно осуществляется процесс выравнивания всех под единые шаблоны и стандарты, и насколько стабильно и регулярно отстраивается этот процесс.

Очень хорошо смысл данного явления просматривается в красивом слове «мониторинг», которое означает «непрерывный процесс наблюдения и регистрации параметров объекта на соответствие заданным спецификациям». То есть, дети в данном случае рассматриваются в качестве полуфабрикатов, заготовок, деталей для последующей успешной комплектации модели общества. О личностно-ориентированном подходе и индивидуализации здесь и речи нет. Аттестация или мониторинг — это инструмент контроля государства над массами.

Как чаще всего проводится аттестация? Всё максимально механизировано: дети заполняют специально заготовленные бланки, которые проверяются методом цифрового сканирования. XXI век как-никак! Не гоже боле учителям сидеть и корпеть ночами над детскими работами с красной пастой в руках. Имя ученика кодируется цифровым номером. Не дай бог преподавателю во время проверки вспомнить своего ученика, его лицо, семью, которая за ним стоит, парту за которой он сидит.

В постсоветскую эпоху часто передавали из уст в уста миф о том, что при социалистическом строе все мы винтики одной большой государственной машины. Вот теперь чувствуется, где действительно о винтиках-то речь идет…

Теперь вернемся к старым добрым экзаменам, которые считались неотъемлемой частью советской системы образования и были, как я их называю, «живыми». Учащиеся писали контрольные диктанты, изложения, сочинения и сдавали устные экзамены по билетам. Чем такая система оценивания знаний учащихся отличается от современных аттестаций?

Давайте вдумаемся, что представляет собой сочинение, изложение или диктант? Это наполовину творческий труд, выполнение которого требует не отдельно разрозненных знаний или ответов на вопросы, а единой целостной системы знаний, умений и навыков, связанных между собой! А главное, для того, чтобы написать сочинение, изложение и даже диктант, необходимо мыслить! Изложение есть преобразование текста, изложение его своими словами. Сочинение — способность мозга развивать собственную мыследеятельность.

В творческих работах знания, безусловно, необходимы. Но для того, чтобы такая работа состоялась, необходимо эти знания уметь применять в соответствии с твоим общим уровнем развития и той картиной мира, которая на данный момент сложилась у тебя!

Современные тесты, составленные по методу multiple choice (множественный выбор) убивают способность к мыслительной активности напрочь! Действует единая стратегия по превращению наших детей в ходячие справочники и энциклопедии, наполненных бессвязными фактами самого разного толка, что ведет к формированию у учащихся мозаичной картины мира. Целостного образа (вспомним истинное значение слова «образование») не складывается.

Традиционные же экзамены по билетам всегда и везде устраивались во благо ученика! Устный экзамен — это превосходная возможность подытожить, систематизировать и обобщить материал изученного блока, программы, курса и т. д. Незадолго до экзаменов учащиеся всегда получали список вопросов, из которых впоследствие формировались экзаменационные билеты. Что являли собой эти самые вопросы? Это опорные пункты, маяки, ориентиры, элементы той самой системы знаний, которую учащимся было необходимо освоить.

Мне, как продукту еще нереформированной советской школы, при подготовке к экзаменам частенько приходилось сталкиваться с фактом, что многие экзаменационные вопросы частенько повторяли сами себя, то есть предлагали рассмотреть одно и то же явление, только с разных сторон. Или, скажем, то, что проходили по одному предмету, проходили и по другому. Частенько в биографиях писателей, изучаемых в курсе литературы, мы сталкивались с некими историческими фактами или сведениями из области географии. Неизбежно перекликаются химия, физика, биология и математика, поскольку отражают одни и те же процессы, но с разных точек зрения. Вот он синтез разных наук в единую целостную картину мира!

Каждый устный экзамен ориентирован на личность ученика. Каждый ответ индивидуален и неповторим. Для того, чтобы ответить предмет устно, мало, опять же, помнить разрозненные факты. Решающее значение имеет всё — и то, как ты мыслишь, и то, как развита твоя речь, и, конечно же, то, что ты знаешь, и, кроме того, твое собственное отношение к изучаемому предмету. Все эти компоненты должны сочетаться друг с другом тесно и гармонично.

Теперь, когда мы рассмотрели разницу между современными аттестациями и традиционными экзаменами, мы смогли четко увидеть, что между ними не просто разница, а настоящая пропасть — разные цели, разная суть, разная ориентация.

Промежуточная аттестация вредит не только детям, находящимся на семейном образовании, но и школьникам. Но в школе она хотя бы является логичным компонентом, встроенным в общий процесс обучения и соответствующий полностью его принципам. Но применение регулярной аттестации в семейном образовании нелогично и даже абсурдно, так как не только не соответствует самой сути обучения в семье, но даже противоречит ей.

Никто не станет спорить с утверждением, что семейное обучение является личностно-ориентированным. Оно не может быть иным просто благодаря своей природе. Каждая семья уникальна, нет двух одинаковых семей, как нет двух одинаковых людей. В каждой будут свои темпы обучения, своя траектория и последовательность в освоении ребенком знаний, свой образ мыслей, своя логика и, соответственно, свои результаты. Если в школьных условиях отшлифовать всех индивидуумов под одни стандарты задача вполне реальная, то в условиях семьи говорить о единых государственных стандартах гораздо труднее.

На сегодняшний день в России созданы как никогда благоприятные условия для развития семейного образования. Федеральный закон не только отпустил детей из-за школьных парт в семьи, упростив саму процедуру оформления, но и освободил от обязательных регулярных промежуточных аттестаций.

Так почему же тогда, несмотря на закон, во многих семьях до сих пор достаточно остро стоит проблема ежегодных регулярных аттестаций? Становится совершенно очевидно, что в данном случае дело уже не в законе, а в самой семье, где родители не доверяют ни самим себе, ни своим детям. И для того, чтобы адекватно оценить уровень развития и степени обученности своих детей, необходима оценка со стороны третьего лица.

Из опыта общения с различными семьями замечено, что чем более отстраненную позицию занимают родители по отношению к образованию детей, тем более категоричны их требования, касающиеся оценивания результатов обучения. Что вполне закономерно. Когда родители шагают рука об руку вместе с ребенком, когда они в курсе всех событий детской жизни и являются непосредственными свидетелями попыток, успехов и поражений маленького ученика на пути к овладению знаниями, им не нужны дополнительные оценки и мнения специалистов.

Особенно нелепа ситуация, когда ребенок учится по программе начальной школы. Неужели родитель, приложивший столько усилий для того, чтобы его чадо овладело элементарной грамотой (программа предусматривает именно такой объем знаний), не в состоянии без помощи аттестационных комиссий оценить насколько хорошо его ребенок читает, считает и грамотно пишет? Очевидно нет, если, взяв его за руку, он тащит его в школу на растерзание специалистам для того, чтобы те, на основании примитивных тестов, необъективно оценивающих действительный уровень развития ребенка, вынесли вердикт.

Но ведь и этим всё не заканчивается. Уже было упомянуто, что к мониторингу тянутся именно неуверенные в себе и недоверчивые родители. Тогда как они могут быть уверены, что ребенок успешно пройдет эту самую аттестацию? Возникает ситуация, в которой родитель загоняет в кабалу и себя, и ребенка. Он начинает в спешке ломать естественную и природосообразную парадигму семейного обучения и полностью встает на путь муштры и натягивания на тесты. Что происходит в этом случае?

Ломается свободная траектория и нарушается индивидуализация в обучении. Ребенок направлен теперь не на познание того, что ему интересно, а на то, что нужно показать в тестах.

Ребенок перестраивается с внутренней мотивации (я хочу учиться, потому что мне это нужно) на внешнюю (написать аттестацию для кого-то, чтобы все отстали).

Самый страшный враг любого обучения — это направленность на результат. Ребенок решает задачи по математике не для того, чтобы стать математиком, а потому что математика развивает мозг! Мы читаем книги и изучаем литературу не для того, чтобы стать литературными критиками, а для того, чтобы развить эмоциональную сферу ребенка, научить его мыслить, рассуждать и чувствовать. Литература учит состраданию, милосердию, участию в жизни другого человека, она учит нас верить, наблюдать. Мы учим детей музыке вовсе не для того, чтобы они непременно стали виртуозами и выигрывали всероссийские конкурсы… Список можно продолжить.

В образовании главное не результат, а процесс, внутри которого формируются важнейшие качества, необходимые человеку для жизни! Какие нужно разработать тесты, чтобы измерить волю человека, его осознание собственной ценности, степень сформированности характера, богатство внутреннего мира, гармоничность развития психоэмоциональной сферы? Возможно, они есть, такие тесты, но только не в наших школах, поверьте. Чтобы по достоинству оценить ребенка, необходим возврат к устным экзаменам и старым добрым творческим письменным работам.

Гонка за оценкой и результатом принесет нам еще немало бед. Начиная судорожную подготовку к тестам, родители неизбежно усиливают учебную нагрузку на ребенка. Еще раз повторюсь: это неизбежно. Чем ближе «судный день», тем сильнее душит родителя страх и тем сильнее он замыкает кольцо вокруг свободы ребенка: загружает его доверху однотипными задачами, хватается в последние моменты за недочитанное и недоученное. И происходит совершенно недопустимая вещь — совмещаются учеба и аттестация! Это роковая ошибка — пытаться за несколько дней до экзамена всовывать в ребенка недочитанные параграфы и темы! Многие родители получают результат совсем обратный: внимание ребенка рассеивается, он начинает гораздо чаще допускать ошибки и забывать то, что, казалось, знал очень хорошо. И нет в этом ничего удивительного: в стрессовой ситуации переутомившийся мозг блокируется и перестает воспринимать информацию и адекватно ее обрабатывать.Как вы думаете, результаты, которые ребенок покажет на аттестации в такой ситуации, будут удовлетворительными или, хотя бы, действительно реальными, судить о которых можно будет объективно? Я думаю, ответ на это вопрос вы найдете сами. Вместо, а точнее, вместе с оценками, обеспечивающими неуверенному родителю спокойствие (временное, до следующей аттестации), мы получаем переутомленного, сбитого с толку ребенка. Что же сделается с его учебной мотивацией, которую мы так бережно холим и лелеем, и которая является основой любого образовательного процесса? Забудьте о ней. После пережитого стресса ребенок заявит свои права на заслуженный отдых и, скорее всего, до окончания каникул вам не удастся заставить его открыть книгу или размяться устным счетом.Именно так, постепенно, шаг за шагом, благодаря ориентированности на результат, мы вырабатываем у наших детей стойкое неприятие ко всему, что касается учения. Если вам действительно хочется подвести логический итог вашей семейной учебной деятельности, то возродите внутри семьи традиции классического экзамена.

За месяц-полтора составьте список экзаменационных вопросов, включающие материал, который вы изучили и хотели бы систематизировать.

Обязательно помогите своему ученику в подготовке к экзамену, особенно если это первый в его жизни опыт. Помогите ему составить мини-конспект ответа на каждый вопрос, порепетируйте каким образом должен звучать устный ответ.

Помогите ребенку в организации режима подготовки к экзамену. Распределите вопросы по степени трудности, по количеству билетов в день, чтобы нагрузка распределилась равномерно.

Подготовьте вместе с ребенком все необходимые наглядные материалы, которые могут пригодиться при ответах: карты, схемы, чертежи, репродукции картин и т. д.

В день экзамена создайте торжественную атмосферу праздника: организуйте экзаменационный стол, накройте его нарядной скатертью, поставьте букет цветов. Обязательно заранее сформируйте экзаменационную комиссию, куда могут входить заинтересованные родственники и другие значимые для ребенка взрослые, принимающие в его жизни активное участие и находящиеся в дружеских отношениях с ним.Почему-то у многих существует желание создать стрессовую ситуацию для своих детей. Дескать, чего маме-то не ответить, хочется посмотреть, как ребенок будет вести себя с чужим человеком… Почему в нас сильны такие желания, зачем, по нашему мнению, в жизни детей нужны чужие, ничего не значащие для них люди? Потому что жизнь так сложна, что мы стараемся «закалить» детей, чуть ли не с пеленок устраивая им различные испытания и препоны на пути развития.Для того, чтобы ребенок вырос максимально устойчивым к неблагоприятным условиям, нужно не расшатывать его нервную систему, а укреплять ее! А известно ли вам, что выступать перед любимыми близкими людьми во много раз ответственнее? Дети любят нас и стараются изо всех сил радовать и быть хорошими. Поэтому правильно организованный домашний экзамен может стать для ребенка настоящим уроком по воспитанию воли и характера.

Как и на классическом экзамене, ребенок тянет билет наугад, зачитывает вопросы комиссии и получает заранее обговоренное количество времени на подготовку. По желанию ученик может составить письменный план ответа.

В назначенное время ученик призывается к ответу, последовательно излагает всё, что знает по данному вопросу. Приветствуются дополнительные вопросы.

Каждый участник экзаменационной комиссии оценивает ответ ученика. Затем результаты суммируются. Чем больше состав комисси, тем выше ответственность ученика при ответе, тем сильнее закаляется его эмоциональная устойчивость и тем объективнее будет оценка.

Правильно организованный экзамен — это действительно мощнейшее воспитательное средство, помогающее нам воспитать поколение психически устойчивых молодых людей с адекватной самооценкой, способных к систематической мыслительной деятельности.

2015 г.