История чудесного превращения!

То, чем я хочу поделиться с вами, уважаемые коллеги и родители, является скорее моим материнским опытом, чем педагогическим. Хотя, отделить одно от другого, безусловно, трудно. «История чудесного превращения» — это история превращения моего сына из гадкого утёнка в прекрасного, если пока ещё не лебедя, то в юного птенчика, которая потрясла меня до глубины души.

Очень часто встречаю мам, которые остаются наедине с проблемами своего чада, задавлены и подавлены ими и не видят выхода: «Мой ребёнок плохо говорит», «Мой ребёнок плохо читает, а ведь мы уже в 4-ом классе!», «Мой сын гиперактивен, невнимателен, плохо учится»… И так далее, до бесконечности. Перечисление заканчивается словами: «Помогите», «Посоветуйте что-нибудь».
От советов и рекомендаций я на этот раз воздержусь, просто расскажу нашу семейную историю. Возможно, прочитав её, кто-то обретёт надежду, кто-то вдохновится и поверит в свои силы, а кто-то увидит в ней себя и сможет лучше понять себя и ребёнка.

Я родила сына в 26 лет, про таких в роддоме врачи между собой говорят: «Старая первородящая». Беременность протекала тяжело, с осложнениями. Врачи даже ставили вопрос о прерывании. Но, как бы то ни было, до финишной прямой мы всё-таки дошли с жутким токсикозом поздней беременности и гипоксией у моего малыша. Из-за невероятной моей близорукости малыш появился на свет с помощью кесарева сечения, которое пришлось делать под общим наркозом. К счастью, хоть здесь обошлось без осложнений, и ровно через девять дней мы отправились домой.

Дальше — розоватые круги вокруг радужных оболочек, красные пигментные пятнышки на лице, сниженный мышечный тонус, тремор подбородка, мешающий сосать грудь, и икота, изматывающая часами, наводящая ужас и держащая в страхе всё время. И со всем этим один на один мама, ослабевшая, напуганная. И в целом всё как бы ничего, «на троечку». Впереди отказ от грудного молока, перевод на искусственное вскармливание, сбой в работе кишечника, низкий иммунитет, больницы, уколы, врачи… Малышу 9 мес., 10… Ползать не желаем ни под каким предлогом, и даже попыток не делаем. Как вдруг прорыв! В 11 мес. поползли, а через два дня пошли!

Малыш беспокойный, как сейчас говорят, гиперактивный, с нестабильной нервной системой, часто кричит, злится, раздражается. И, вместе с тем, любознательный, энергия бьёт ключом, плещется через край!

Заговорить бы ещё! Так распорядилась судьба: в этот момент узнаю про методики Н.А. Зайцева, выписываем «Кубики», числовую ленту и карточки «Кто вокруг меня живёт» и т.д. Пели-пели, гремели-звенели и… заговорили. С дефектами, с «кашей во рту» и всё же.
В 3 года считали до ста, в 4 года читали. Одни проблемы исчерпали себя в раннем детстве, другие не замедлили появиться.

Малыш нервный, раздражительный, испытывающий невероятные сложности в общении с другими детьми, изматывающий родителей непрекращающимися истериками. В 4 года добавились нервные тики. Милое детское личико непроизвольно уродовалось неприятными гримасами. Другим малышам это не нравилось, приходилось объяснять, что это не нарочно. В довершении картины — ночное недержание мочи, бесконечная стирка, детский плач среди ночи и мои причитания: «Когда же всё это кончится?»

«И это мой ребёнок! Это я его родила!» — в отчаянии думала я. В каких бы общественных местах мы ни появлялись, я ощущала на себе сочувствующие взгляды окружающих, либо просьбы: «Уведите малыша. Слишком шумно. Невозможно так работать».

В гостях Егорка бил и обижал детей, либо его обижали, не давал своим криком общаться взрослым, и нас всё реже и реже приглашали. Каждая мама старалась оградить своих детей от такого агрессивного ребёнка, который ничему, кроме как дурным манерам, научить не может.
С завистью смотрела я, как другие дети мирно ковыряются в песочнице, сидят в креслах зрительного зала, когда в город приезжал кукольный театр или цирк. Нам всё это было недоступно.
Ни один вечер и ни одну ночь я провела, рыдая в подушку от беспомощности и жалости к самой себе и ребёнку. Но наступал новый день, слёзы высыхали. Нужно жить дальше.

Каким-то подсознательным чутьём держалась я за приобретённые методики Н.А. Зайцева. Малыш с радостью соглашался поиграть. В эти минуты мы оба забывали про эту бешеную гонку за «хорошим поведением», затихали истерики. На лице сына появлялась улыбка, в глазах — интерес. Егор будто преображался, становился целеустремлённым, увлечённым, заинтересованным. Игры с этими великолепными пособиями стали связующим звеном между мной и ребёнком. Появилась возможность поговорить по душам, раскладывая по полу фигурки из «Орнамента», проанализировать как бы, между прочим, недавно произошедшее событие, поведение малыша.
Очень часто, когда Егор вдоволь «напишется» кубиками или выложит необычайно высокую башню из «Орнамента», он подбегал ко мне, обнимал за шею, и мы вместе любовались на проделанную работу.

Вот такие-то моменты и были тем островком спасения, которые позволяли мне надеяться. Я видела как быстро он развивается, как схватывает знания, словно губка.
«Ну и что, что псих, зато умный», — говорила я себе.

Где-то ближе к четырём годам — новая проблема! Мы не можем заснуть! Малыш крутится, стонет, никак не может найти удобное положение, сучит ногами и не спит. Уже и колыбельные все перепеты и сказки рассказаны, а сна нет…

Однажды вечером, отчаявшись ждать, когда же моё сокровище закроет глазки, я села в его комнате и стала обводить на бумагу фигурки из «Орнамента», составляя узоры для своих учеников. Егор заявил, что он хочет вместе со мной обводить. Пришлось дать ему лист бумаги и карандаш. Мы обводили, обводили… Прибирать фигурки пришлось мне одной, причём в темноте.

После того, как я услышала на конференции по методикам Зайцева блестящее выступление профессора А.Н. Шеповальникова, на меня нашло озарение. Я полностью осознала суть этих методик. Я также узнала, что гипервозбудимость, нервозность, энурез являются свидетельством незрелости нервной системы, а методики Н.Зайцева есть инструмент воздействия на главный орган высшей нервной деятельности — мозг. Что, обучая ребёнка читать и считать по методикам Н.Зайцева, мы способствуем его развитию в целом, а не только умственному.

И тогда я окончательно решила: это то, что нужно моему сыну.
В качестве подарка я привезла ему пособие «Платоновы тела», и он с упоением собирал из фигурок геометрические тела и подробно произносил их названия, чем повергал в шок родственников и знакомых. Чуть позже я показала сынишке как с помощью «Платоновых тел» можно решать примеры. Несколько вечеров подряд Егор придумывал себе примеры, и сам же решал их. А потом засыпал.

Ещё через полгода у сынишки перестало дёргаться лицо, а ещё через месяц Егор перестал мочиться в постель, исчезли дикие вопли и истерики.
В какой-то миг (никто не догадался засечь дату и время) мой малыш преобразился полностью. Он стал спокоен, рассудителен, самостоятелен. Преподаватели везде просто нахвалиться не могут!
Каким-то непостижимым образом Егор начал читать по-английски! Я его не учила! Более того, ребёнок активен, позитивен, всё время находится в творческом поиске. Пошли в дело пылящиеся годами конструкторы, мозаики. Егор стал работать самостоятельно!
И ещё одна неожиданность: мой сын начал раскрашивать! И раньше пробовал: закалякает, да зачертит весь рисунок.

Теперь сам, без напоминаний, усаживается за пианино и выучивает очередной урок.
Очень много ведём задушевных бесед на самые высокие темы! Частенько вечером Егор закрывается у себя в комнате и готовит сюрприз (рисует открытку или клеит поделку какую-нибудь).

А у меня в душе восторг и удивление. За каких-то там 2 месяца всё так изменилось! Пережив столько всего, я понимаю сегодня что такое материнское счастье.

Я хочу пожелать всем мамам: ни в коем случае не отчаиваться, а довериться своему малышу и методикам Н.А.Зайцева. Добавьте в этот коктейль свою безграничную любовь, и тогда однажды случится чудо…

Ваша, Виктория Кузецова https://vk.com/viktoriateach

Виктория Кузнецова. Методики Зайцева.

Добавить комментарий