8 препятствий на семейном образовании

8 препятствий на семейном образовании

ПРЕПЯТСТВИЕ 1.

Почему мы забираем детей на СО?

Понятно, что все мы с вами разные, и доводы у нас могут быть разные. Я, например, честно признаюсь вам, что 8 лет назад забрала из школы старшего сына только потому, что он не прижился в школе. А если быть еще точнее, я не смогла примириться и понять те методы и то отношение, которое транслировалось на моего ребенка со стороны школы. И в один момент я поняла, что мне легче будет самой обучать своего ребёнка, чем ежедневно пытаться осмыслить тот театр абсурда, который совершенно бесцеремонно ворвался в мою личную жизнь и в жизнь моей семьи.

У кого-то могут быть свои доводы и причины: не нашли общего языка с учителем, ребёнок не воспринимает школьную модель обучения и не воспринимает материал, слишком и неоправданно высокая учебная нагрузка, нерациональное распределение детского времени, особый график работы родителей и много другое.

Но среди нас, родителей СО-шников, есть и те, кто пошли на СО просто потому, что так поступила близкая подруга; у нее двое детей на СО и им так хорошо. Никаких ранних подъемов каждый день, никаких уроков до поздней ночи, рефератов, вызовов в школу, двоек в дневниках, да и самих дневников, школьных утренников, родительских собраний и т д. Есть иллюзия, что на СО больше свободы и сам себе хозяин…
Ответьте себе честно: Какие причины перехода на СО у меня? Какова цель СО для моего ребенка?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 2

Мы на СО! Что дальше?

Но вот к слову сказать: когда я забирала сына из школы, я в принципе осознавала, что я – педагог по профессии и призванию, что за  спиной у меня пятилетний опыт работы в своей школе, поэтому я надеялась только на себя и свои силы и возможности. Был опыт работы по методике Н. Зайцева, как и сами методики, подкопилась и дополнительная коллекция неплохих материалов. Вобщем, я примерно представляла себе чем и как я буду работать. Более того, еще посещая школу, мой сын не понимал очень многого из того, что объяснялось в школе, и мне всё равно приходилось заниматься с ним дополнительно. И в ходе этих занятий я убеждалась наглядно, насколько эффективнее и доступнее были они для моего сына, чем школьные уроки.

Но каков процент родителей, которые, прямо скажем, забирают своих детей … в никуда! И на вопрос: «Как вы собираетесь обучать своих детей на СО?», отвечают рассеянно и пространно: «Ну как-нибудь…» Или кивают в сторону соседа: «Другие ж как-то обучаются…»

А вы знаете как обучать своего ребенка? У вас есть четкий план и стратегия?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 3

Где взять время?

Одни родители успокаивают себя «прогрессивной» мыслью о том, что в школе нерационально распределена учебная нагрузка, да и сама школьная программа вся раздроблена на куски, материал подается бессистемно, учебники скучные и безграмотные, и на СО все это можно переделать. И вот тут-то и начинаются первые сложности. Далеко не каждый взрослый в состоянии организовать даже собственное время. Если ребенок в дошкольную пору посещал детский сад, то организация детского времени изначально не являлось родительской задачей. Эта ответственность и обязанность лежала на плечах воспитателей.

Вы можете организовать свое время? Вы готовы научить этому своего ребенка?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 4

Системность в обучении

Именно из-за необходимости в системном подходе в образовании мы пришли к существующему формату курса, который несет определенную цель в образовательном процессе, а для этого мы планируем учебный процесс, подготавливаем методические материалы и только потом проводим регулярные занятия с детьми. На стадиях подготовки к курсу, определение целей, планирование, подготовка материалов, продумывание темы и материалов занятий занимает у всей команды значительный промежуток времени, который занимает более месяца!
Сколько родителей на сегодняшний день имеют представление об этой самой системе и где ее брать? И что вы готовы предоставить своим детям взамен плохих и никудышных школьных учебников? Ответов на все эти и еще многие другие вопросы у многих и многих родителей нет. В результате ситуация развивается приблизительно по следующему сценарию: на столе лежит стопка тех самых никудышных школьных учебников, перелистывая которые мама видит, как перед ней мелькают заголовки тем, названия параграфов… А в голове зреет вопрос: «Как это все объяснить ребенку? Когда???»

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 5

“Я не хочу становиться учителем”

Далеко не все родители видят себя педагогами и учителями. И далеко не каждый родитель ХОЧЕТ заниматься обучением своего ребёнка. И в целом, это объяснимо. У каждого из нас есть наше любимое дело, наше призвание – то, в чем мы себя видим и чем хотим заниматься. Из меня бы вот, например, никогда не вышло бы путного хирурга. Сама ситуация травм каждый раз полностью выводит меня из строя. И даже когда однажды моё дитя рассекло себе лоб, зашивать рану в хирургию повез мой муж. Я прекрасно понимала, что мое состояние только усилит панику ребёнка и будет мешать нормально работать врачам. Поэтому я следила за процессом по телефону. Да, мне можно было бы приложить усилия, подключить волю и поработать над своими недостатками. Но зачем? Не лучше ли направить эту энергию и силы на то, что действительности увлекает и радует?

Ответьте честно: ваше призвание – педагогика? Вы готовы стать учителем?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 6

Отторжение к обучению

Когда мы вынуждаем себя заниматься тем, что нам несвойственно и не нравится, у нас возникает отторжение, которое неизбежно передается нашим детям. Именно этим объясняется тот факт, что во многих семьях дети, перейдя под «учительскую» опеку родителей, быстро теряют интерес к учебе: ребенок начинает активно или пассивно сопротивляться обучению, увиливает от занятий, намеченное не сбывается и счастливая и безмятежная идиллия СО разваливается прямо на глазах.
У вас в семье так же? Только честно.

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 7

Создание образовательной атмосферы

В некоторых семьях ситуация доходит до крайности: ребенок круглосуточно неорганизован, предоставлен сам себе и не получает даже должного развития! О продвижении по школьной программе и говорить не приходится. Мне приходят письма, где родители сообщают, что их 8-9 летние дети до сих пор не умеют читать и считать и испытывают реальные трудности с обучением, так как не могут усидеть за занятием более 5-10 минут! Всё это говорит только о том, что вокруг ребенка не создана необходимая образовательная атмосфера, а благодатная для обучения пора неминуемо уходит.

Вам удалось создать атмосферу?

 

ПРЕПЯТСТВИЕ 8

Когда он будет учиться сам?

Есть родители, которые занимают выжидательную позицию. Вот, дескать, подрастет и начнет учиться самостоятельно. Но вот проходит год, два, а заветная пора так и не наступает. Нет, друзья! Поспешу вас разочаровать. Самообразование тоже требует отдельной работы. Это долгий и кропотливый труд. Ну задайте вопрос самим себе: вы в детстве могли самостоятельно взять учебник, составить себе план на четверть или полугодие и самостоятельно продвигаться по нему, осваивая урок за уроком? Прежде чем ребенок научится самостоятельно организовывать свое обучение, кто-то должен научить его как это делается!

Кто? Если мама не педагог и не видит себя учителем, а папа занимает позицию: «Я зарабатываю деньги. А вы заварили эту аферу с СО – сами теперь ее и разгребайте.»

И картина-то получается безрадостная… Мечтали о том, что будем свободны и сами себе хозяева, а получили анархию. У мамы растёт паника и тревога, постепенно укрепляются комплексы «Я – никудышный педагог», «Я — плохая мать», «Я неудачница» …

Вы готовы самостоятельно изменить ситуацию?

 

Благодаря желанию преодолеть вышеуказанные препятствия на пути семейного образования мы разработали курс >>>http://housenn.ru/kurs

 

Автор статьи: Виктория Кузнецова, эксперт в области семейного образования.

Что делать, если ребенок не любит читать и писать?

что делать, если не ребенок не любит читатьВ первую очередь прекратить принуждения, т.к. вы еще сильнее поможете развить ненависть к чтению или письму.

Переключите внимание ребенка на его интересы и увлечения и почитайте с ним то, что ему интересно. Просто будьте рядом и наблюдайте когда ребенок начнет уставать и проявлять скуку, в данный момент просто займитесь чем-нибудь другим, поиграйте, прогуляйтесь.

Чаще хвалите ребенка. При этом даже за малейшее достижение, даже если ваш ребенок прочитал 2 слова, похвалите его. Скажите: «Какой ты молодец!» Иногда можно устроить «голод» к обучению, т.е. вы видите что ваш ребенок может читать 3 минуты, но вы почитайте 2 минуты и скажите: «Ну ладно, завтра дальше почитаем», а он вам отвечает: «Нет, я еще хочу!» Вы говорите: «Ну ладно, давай еще, но только немного, а то нам нужно еще поиграть в машинки».

Если вы видите, что ребенок не любит читать, начните читать сами, дети скопируют вашу модель поведения, и вы удивитесь, но подражая вам, они сами начнут проявлять интерес к чтению.

Проявите заботу, интерес, будете рядом, и ни в коем случае не корите, не ругайте и не нагружайте ребенка. Дайте время поменять отношение.

 

Где живет учебная мотивация подростка?

Где живет учебная мотивация подростка?

Приходит много писем с просьбой рассказать о Егоре. Как удается выстроить обучение с подростком? Как справляемся с трудностями? Как мотивирую его на учебу? Кто- то спрашивает по факту: тоже ребёнок в подростковом периоде. Кто-то – наперед: столько наслушались от знакомых, что заранее оторопь берет. Хочется подготовиться, если можно, соломки подстелить…

С полной уверенностью могу сказать, что природа именно его организма оказалась к Егору совершенно беспощадной. Наблюдаю за его сверстниками – ещё совсем мальчишки… И ростиком небольшим, щупленькие, голосочки еще совсем детские… Егор же растёт, что тот богатырь из сказки, раздался в плечах, и уже издалека не могу различить чей голос: мужа или сына.

Естественно, все не проходит бесследно. Настроение неустойчивое, напоминает шлюпку во время шторма. То нахлынет период вялости и апатии: «Мам, мне ужасно тяжело сегодня! Даже шевелиться неохота. Совсем нет сил.»

Что я делаю? Верю! Неохота шевелиться – лежи, копи силы. Я прекрасно вижу куда уходит энергия – два размера джинсов за три-четыре месяца!

Через пару часов ожил, просыпается активность: и вот уже почитал, позанимался на фортепиано, открыл учебник… А там неудача… Слишком сложный пример, непонятное задание. Мгновенный взрыв! «Да что за тупое уравнение! Какой урод тебя придумал! И за что всё это свалилось на мою голову!!!»

Плохо воспитан? Нет выдержки? А может, воли? Разбалован? Что же делать? Прочитать нотацию? Наказать? Может, забрать телефон или отключить интернет до выходных? Или не разрешить вечером поболтать с друзьями по Скайпу? А вместо этого пусть сидит решает алгебру? В следующий раз будет следить за своим поведением!

В следующий раз… он озлобится… И не на учебник, а на меня. За то, что оказалась глуха и слепа. Передо мной подросток, мой любимый человек в самый сложный период его жизни. Период взросления, мощнейшего роста и физиологического созревания. Но в этот период детям не положен больничный или академический отпуск. Нужно продолжать учиться! При этом уровень сложности предметов и объёмы материала нарастают, да и ОГЭ уже не за горами!

Как справиться со всем этим? Чем воодушевить и мотивировать на учебу? Как заставить работать и учиться?

Совет первый: быть рядом. Все время. Отбросить в сторону предрассудки в стиле: «Уже взрослый. Должен быть самостоятельным. Пора все самому. Так и буду всю жизнь ему нянькой?» То, нужна ли ему будет нянька в дальнейшем, зависит от того, как выстрою отношения сейчас. Он обязательно станет взрослым и самостоятельным! Но только не сегодня! Не в этот ответственный для него период! Сегодня ему нужна моя поддержка, любовь, внимание, теплота и забота. Поменьше нотаций, упреков, обвинений и сравнений. «У соседей вон парень – любо поглядеть! А ты у меня в кого такой?!» Я даже примерно слышу ответ! Он больше меня не боится! Он чувствует в себе силы ответить на несправедливость и он сделает это!

Совет второй: следим за привязанностью. Чтобы со всеми трудностями и проблемами – к нам! Чтобы дома было уютнее и спокойнее, чем где бы то ни было. Чтоб не хотелось убежать из дома в интернет, дурную компанию и восполнять там недостаток любви и внимания.

Как мотивировать его на учебу? Его, вот такого вспыльчивого, нервного и непостоянного?

У меня получается только так: учиться вместе с ним. Вместе решаем алгебру, вместе разбираем уравнения по химии, смотрим лекции по физике. Бесполезно потакать: «У тебя Островский не читан, и «Капитанскую дочку» не открывал. Вообще не читаешь!» И не откроет… Сам, без меня – ни за что! Открываем вместе. Вместе хохочем над «Ревизором» и «Мертвыми душами». Я искренне убеждена, что это величайшие шедевры отечественной литературы! Но не пытаюсь забить сыну в голову этот гвоздь, а рассказываю что именно меня восхищает и удивляет. Не в форме ответов у доски, а по-простому, по-человечески… Своими словами, и не по списку вопросов в конце параграфа.

Приходится искренне поверить, что погонять с друзьями по сети во сто раз интереснее, чем учить наизусть отрывок из Лермонтова. И тогда Егор понимает, что мы с ним честны, и отвечает взаимной честностью. Не возникает ненависти и сопротивления: «Мам, я дочитал «Ревизора» до конца. Не дождался тебя. Ты все занята и занята, а мне уже не терпелось узнать чем там дело закончилось. Что у нас ещё есть Гоголя?» «Возьми «Вий» почитай…»

Через пару часов: «Мам, улееееет!!!»

Заметьте, я уже с ним не пошла…

И точно так с алгеброй и химией: «Мам, пасип. Дальше я сам.»

Так буду ли ходить за ним нянькой всю жизнь? Ответ очевиден. Не будет такой необходимости.

И в заключение. Мы все мечтаем видеть наших детей чуткими и понимающими, любящими и заботливыми. Где он должен научиться всему этому? Кто даст ему самому почувствовать как это, когда тебя любят, ценят и по-настоящему уважают? Мы ждем от подрастающего чада осознанной и взрослой модели поведения? Значит, должны именно такую модель показывать ему сами!

«Как я полюбила математику всей гуманитарной душой»

Мысли эти мучают меня с тех пор, как я начала преподавать математику. И в один прекрасный момент (он был действительно прекрасен) осознала, что полюбила этот предмет всей своей нематематической душой. Оказалось, что всё определяет среда и правильная методика обучения.

Я с детства испытывавала стойкую ненависть к этой, как мне казалось, надуманной и бессмысленной дисциплине. Нет, я не оспаривала того факта, что математика жизненно важна и людям и без неё не обойтись. Но доступна она лишь какому-то определённому сословию или, даже, возможно, какой-то особенной породе людей, у которых, наверное, мозг состоит из некоего иного вещества, нежели у меня самой.

Закончив школу и сдав с горем пополам экзамен, я была рада-радёшенька, что мне больше никогда не придётся мучиться этой «бессмыслицей». Как же я ошибалась тогда. Но ещё больше я ошибалась, когда думала, что буду ненавидеть Царицу наук всю жизнь.

Всё шло по известному сценарию. Родители — музыканты, математиков в роду нет. Какая там математика? Мозг не математический и прочая-прочая чушь, распространённая в школьной среде. Подобных предрассудков мы нахлебались в детстве выше ушей, переучивая левшей, «исцеляя» заикающихся испугом и старательно сортируя детские мозги на «математические» и «гуманитарные».

Склонность к наблюдениям с последующими выводами заставили меня глубоко усомниться в генетической одарённости. Да, верно, что в семье музыкантов, скорее всего, вырастет продолжатель музыкальной династии, в семье художников весьма высока вероятность рождения именно художника, а в семье математиков, вполне возможно, подрастает ребёнок с математическим складом ума.

И легче всего в данном вопросе всё свалить на гены. Они ж такие крошечные. Может, и правда. Но жизнь заставила меня многократно убеждаться в другом. Определяющую роль в направленности личности играет среда, информационное поле, окружающее ребёнка с рождения. Что будет видеть, чем будет окружен новорожденный малыш в семье художника? О чём будут говорить взрослые, находясь рядом с ним? А в семье музыкантов, где музыка, голос матери или отца звучат чаще, чем простая речь? Что встретит, добравшись до книжных полок или рабочего стола, сын математика? Книги, цифры, формулы. Молчаливые, но источающие необыкновенное и поистине магическое информационное поле. Я не отрицаю вовсе, что что-то там в генной информации и отличается. Пусть с этим генетики разбираются. Я говорю о том, что наблюдаю в жизни.

Итак, мысль первая: не бывает «физиков» и «лириков». Нет мозгов «математических» и «гуманитарных», а есть среда, определяющая всё. Но почему же тогда такому большому количеству учащихся в школе (чуть ли не большей половине) математика так категорически сложна, непонятна и недоступна?

Мысль вторая: в школе математику не преподают. Или по-другому: то, что там выдают за математику, это не математика. Точно так же далеки в большинстве школ уроки английского от самого языка, а уроки пения от музыки.

За все годы школьной учёбы мне так и не удалось встретить в школе учителя математики, поистине увлечённого своим предметом и искренне любившего её. Потому и сама я не смогла ни понять, ни принять, ни полюбить математику. В школе некому было показать мне истинной красоты этой науки.

Десять лет отсидеть за школьной партой и так и не увидеть математики!

Вместо неё добросовестно выполнявшие свою роль учителя подсовывали мне какую-то разменную монету, состоящую из сухих цифр, графиков и формул, сути которых они, скорее всего, и сами не понимали. Весь смысл обучения сводился к тому, чтобы заданными инструкциями во что бы то ни стало прийти к правильному решению и сдать очередную контрольную. Какое отношение к жизни имели все эти графики функций и катера, вышедшие навстречу друг другу с одинаковой скоростью, мне, рождённой в семье музыкантов, было никак не понять.

О том, что математика — это искусство, такое же красивое, разнообразное и многоплановое, как музыка, скульптура или архитектура, о том и сами учителя не догадывались. В школьной среде математика — это обычный предмет, который надо сдать. Сдал значит мозг у тебя «математический», иди в технический ВУЗ. Не сдал — тогда ты «гуманитарий», и иди в музыканты или изучай филологию.

Если до недавнего времени я чувствовала это где-то на уровне интуиции, то после прочтения статьи П. Локхарда «Плач математика» я просто руками всплеснула. Вот оно — объяснение проблемы. Вот ответ на вопрос.

Не мозг у меня по-другому устроен, а преподавание идёт не теми способами

А теперь, мысль третья. Математику лучше преподают… непрофессионалы.
Помните поговорки: «Хочешь познать предмет в совершенстве — начинай его преподавать» и «Когда учишь других — учишься сам»? Следовательно, только то знание считается усвоенным, которое было пропущено через себя, тщательно осмыслено и озвучено.

В прогрессивных образовательных кругах сегодня всё ярче звучит мысль о продуктивности образования, когда образовательный процесс выстраивается таким образом, что учащийся самостоятельно систематизирует информацию удобным для него способом и затем (это непременно) пробует передать эту информацию другому. При этом, вполне естественно, что преподающий в этом случае физически не способен обладать объёмом знаний выпускника математического факультета. Достаточно того, что на данный момент он хорошо ориентируется в той области системы, которую осознал. А если на месте обучающего взрослый человек: мама, папа, бабушка, плохо ориентирующиеся в математике?

Давайте проанализируем, как происходит весь процесс обучения в этом случае. Итак, история одной мамы, которая в детстве плохо знала математику, но став родителем осмелела настолько, что отвергая помощь школы и репетиторов, взяла на себя ответственность самостоятельно обучать своего ребёнка математике. Сразу скажу, что на момент поступления старшего сына в первый класс я уже чувствовала, что преподавание (не только математики, но и вообще в целом) в начальной школе перевёрнуто с ног на голову. Методики Н. Зайцева надёжно защитили моё материнство и период начальной школы в обучении моего сына и на протяжение многих лет воспитывали особый способ педагогического мышления в моей голове. Иными словами, в преподавании математики «по Зайцеву» главное — вдумчиво читать методички и не отклоняться от курса. Тем самым не только качественно изучим материал по математике за начальную школу, но и заложим прочный фундамент для последующей работы в старших классах.

Чем именно (из моего собственного опыта) отличается математика «по Зайцеву» от школьной? Об этом, буквально несколькими строчками позже. А тем временем, сын переходит в шестой класс. Разработанные Н. Зайцевым материалы исчерпывают свой запас. Наступает время растерянности. В очередной раз нос к носу встречаюсь с фактом, что математики я не знаю. Не знаю ни чему учить, ни КАК учить. Пойти в школу? Сдаться? Нанять репетитора? Но внутренний голос убеждает в бессмысленности: «Там нет математики. Ходить туда бесполезно».

Но где же взять-то её? Все та же статья П. Локхарда натолкнула на мысль, что математику нужно брать из самой жизни. То, что нас окружает, как организовано пространство вокруг нас, по каким законам оно существует — это и есть математика, а не скучные цифры на страницах учебников.

А теперь обещанное: чем отличается математика «по Зайцеву» от соответствующей дисциплины в школе и от загадочного «формирования математических представлений» в детсадовских программах. В методиках Зайцева математика — это особая организация пространства, общение с которым встроено в обычную детскую жизнь.

Математика для ребёнка — это и есть жизнь

Причём, встреча с математикой начинается не со школьной парты и не с клуба по подготовке к школе и даже не с подготовительной группы детского сада, а с того момента, когда малыш становится способен созерцать окружающий мир. Уже тогда, пока ещё на уровне чувств и ощущений, он будет познавать чем круг отличается от квадрата и треугольника, длинное от короткого, широкое от узкого, большое от малого. Все понятия — углы, фигуры, площади, периметры, дроби, сектора, длины и величины — овеществлены, осязаемы и понятны. Зайцев сделал математику наглядной и доступной малышам самого раннего возраста и, научаясь искать и находить ее вокруг себя, он будет продолжать искать её всю жизнь.

Вот оно — открытие. Преподавание математики нужно начинать с поиска математики вокруг нас! Необходимо научить ребят любоваться ее красотой и изяществом. Математика, вопреки всем устоявшимся представлениям, начинается не с цифр и счета.

Где живёт математика? Только не в школьных учебниках. Сегодня уже с моими четырехлётними дочерьми я приступила к изучению (нет-нет, к поиску) математики вокруг нас. Клеим аппликацию. Домик: квадрат и треугольник — ну что здесь такого? А разрезать квадрат по диагонали? Получаются два треугольника. Это вам «что такого», а для ребёнка — открытие. Аккуратно срезать уголки у прямоугольника и — фокус-покус — получили овал. А как из квадрата круг получить? После таких «фокусов» легче будет с детьми о вписанных и описанных фигурах разговаривать.

А не приходило ли вам в голову, что игра «Морской бой» — это тема «Координатная плоскость» из учебника за шестой класс? И шахматы, кстати, тоже. Помним основной принцип «от наглядно-действенного к словесно-логическому», а не наоборот. Дадим сначала малышу четкое понятие, где это встречается в жизни и как с помощью этого знания он может воздействовать на окружающий мир.

Никто здесь не опровергает классической математической теории. Но каждый великий учёный вначале опытным путём осознавал своё открытие, а затем только облекал его в красивые слова. Беда в том, что многие наши учителя и академики, увы, миновали этот опытный путь. Им кинули аксиомы и теоремы, как чёрствую корку, которую они продолжают жевать всухомятку, теперь уже, вместе со своими учениками, не ощущая ни вкуса, ни аромата.

На уроках математики необходимо воскресить и выдвинуть на первый план всё то, что по школьным программам считается далеко факультативным.

Н. Зайцев в методических сопровождениях к своим пособиям предлагает массу идей для организации подобных занятий с ребятами: они просто изобилуют математическими фокусами, ребусами, головоломками и задачами, подчас настолько оригинальными и занимательными, что разобраться с ними без помощи взрослого, ученик, скорее всего не сможет.

Цель подобной работы по Зайцеву — пробудить мысль, смекалку, воображение, без которых невозможно решение ни одной жизненно важной задачи, учебной или творческой

Овладение навыками счёта в таком образовательном процессе — это не самоцель, а промежуточное звено, логическое препятствие, которое необходимо преодолеть для решения конкретных задач. Ребёнок изначально видит конечный итог своих стараний: «Я хочу узнать, решить, догадаться».

Получается, что весь процесс обучения математике должен быть построен наоборот: сначала — закономерности и особенности организации окружающего нас пространства, наблюдение за изменениями, движением, временем. И только после этого изучаем то, как эти изменения и законы отражаются в математике. Изучаем числа первой сотни, обсуждая возраст родителей и родственников, таблицу умножения — через площадь прямоугольника, основы геометрии — через наглядно-действенную работу с деталями «Орнамента».

Открываем задачу, не можем решить, заходим в тупик (о ужас) и начинаем анализировать, каких законов и понятий мы не знаем, на какие отношения между объектами мы доселе никогда не обращали внимания! Чтобы познать математику, нужно начать взаимодействовать с математикой. То же самое происходит и в обучении языкам. Для того чтобы узнать великий и могучий, нужно вчитываться в великие тексты, цитировать и переписывать их, по буквочке, по словцу разбирая те незыблемые, исторически сложившиеся принципы, на которых держится язык, а не штудировать штампованные упражнения из полуграмотных школьных учебников, выдвигающих порой весьма сомнительные версии об истинном устройстве языка.

Обучая ребят математике, необходимо следить за тем, какого качества материал мы предлагаем им для изучения и наблюдения.

И всё-таки. Как обучать ребёнка математике в условиях семейного образования, когда сам обучающий не слишком уверен в своих знаниях по предмету? В начальной школе ответ ясен: достаточно успешно и легко ребята обучаются по методу Н. Зайцева. А дальше? Ответ в слове «вместе».

Незнание математики не избавляет от ответственности за знания моего ребёнка

Не видишь — ищи. Не знаешь — учи. И мы вместе ищем, чертим, вычитываем, всматриваемся, ищем аналогии. Не получается? Проси помощи. Но помощь эта заключается не в готовых решениях и ответах в стиле: «Тут надо сделать так». Не осознается понятие, не даётся в руки решение задачи. Мы не ищем репетитора, который за определённую сумму всеведающими интонациями выложит нам сухую инструкцию или формулу. Мы стараемся «прожить» математику, почувствовать правильный ответ. Математику нужно почувствовать.

Давайте вдумаемся: в чём смысл обучения математике? Научить считать? Это предел начальной школы. А дальше? Наблюдая за процессами, происходящими сегодня в средних школах, да и вспоминая своё школьное детство, все чётче осознаёшь, что цель школьного обучения математике — это подготовка к ЕГЭ. Между тем, каждый взрослый, берущий на себя ответственность за обучение детей математике, должен понимать, что суть этого процесса — раскрытие потенциальных возможностей детского интеллекта, развитие всех психических процессов (мышления, памяти, воображения, внимания), формирование умения ставить перед собой учебную задачу и самостоятельно подбирать средства для её решения.

Успешная сдача ЕГЭ очень важна, но не это делает человека счастливым

ЕГЭ — не есть жизнь, это всего лишь отдельный краткосрочный эпизод. Давайте задумаемся, есть ли жизнь после ЕГЭ? Ведь главная наша задача воспитать не успешного учащегося, способного набрать на ЕГЭ заветные баллы, а человека, создающего, мыслящего, увлечённого, способного творчески мыслить, любить и преображать мир вокруг себя.

Всем уже давным-давно известно, что успешная сдача тестов — это, как говорится, дело техники, это процесс не творческий. Чтобы набрать необходимое количество баллов, ученика необходимо просто «натаскать» на типовые задания. Для того существуют специальные методики и литература. Но калечить детям психику, начиная с начальной школы, искажая их представление о математике, лишать их начисто возможности эмоционального или даже чувственного восприятия предмета — это ли верный путь к пониманию математики? Едва ли.

О ВРЕДЕ АТТЕСТАЦИЙ

Моя сегодняшняя педагогическая практическая деятельность вышла на тот уровень, когда вложения минимальны (затраченные временные и финансовые ресурсы), а данные на выходе (продвижения и прогресс учащихся, эффективность занятий) стабильны и постоянны.

Полное принятие и внедрение в практику методик Н. А. Зайцева сыграло в этом главенствующую роль. Гениально разработанные и прекрасно изданные пособия избавили меня от самостоятельного изготовления бесконечных коробочек с карточками и картинками, от вырезания, наклеивания, набора текстов и распечатывания. Системность в методиках освободила голову. Больше не нужно перекапывать горы литературы, терзать интернет в поисках интересных и эффективных упражнений для работы.

С пособиями Зайцева имеем великолепную наглядность, прекрасно оснащенный кабинет и набор готовых приемов работы, который удобен, как набор инструментов, которые всегда под рукой. Остается только правильно их выбрать и скоординировать друг с другом. При подготовке к занятию достаточно вспомнить на каком именно этапе продвижения по материалу находятся ученики и какой вид или прием работы им сейчас наиболее подходит.

С недавнего времени я плотно подошла к внедрению в практику дидактики В. К. Дьяченко, суть которой заключается в том, что дети бесспорно лучше и прочнее усваивают учебный материал во взаимообучении. Попробовав однажды и увидев возможности именно таким образом организованного образовательного процесса, я оставила его в своей практике навсегда. Однако, при таком способе обучения, происходит явное переосмысление роли учителя в учебном процессе. Он больше не является источником знаний и «карающей рукой» для ученика. Учитель во взаимообучении — это навигатор, сопровождающий и направляющий, помогающий организовать процесс обучения максимально эффективно и рационально. Дети сами организуют свое обучение с помощью опор и акцентов, расставленных взрослым наставником.

Всё это высвобождает время и энергию преподавателя и выводит его из состояния рабочей силы, до отказа забитой работой в таких объемах, что всякая творческая мысль останавливается: нет времени осмыслить, проанализировать происходящее, понаблюдать за детьми и за своими ощущениями в работе. В таком состоянии педагог превращается в рабочего массового поточного производства, не имеющего возможности проследить за качеством своей продукции и получить удовольствие и радость от своего труда, разделить эту радость со своими подопечными.

Теперь освободившуюся энергию можно направить на наблюдение и не только за детьми, но и за процессами, происходящими на уроке. А ведь их множество, происходящих одновременно и сплетающихся в единый клубок. Почему у одних ребят наступает такой скорый и легкий прогресс? Почему другим дается так тяжело и трудно? Каким образом происходит процесс восприятия материала у разных детей?

С тех пор, как мне открылся простор для наблюдений, жизнь ежедневно предоставляет мне сотни открытий и тем для размышлений.

Давайте для начала определимся в чем разница между современными аттестациями и традиционными экзаменами, которые проводились в советской школе, чтобы у читателя не сложилось впечатления, будто автор статьи вовсе против того, чтобы знания детей как-либо оценивались. Ведь не случайно даже название «экзамен» из школ сегодня искоренили. Вместо него звучит «аттестация» или, еще лучше, «мониторинг». Современно звучит, правда? Ещё бы! Мы же реформируем образование. Новые веяния — новые слова. Но не в том, на самом деле, я вижу смысл этих перемен.

Аттестация проводится с помощью тестовых технологий. Мы сегодня тестируем автомобили и компьютеры на предмет поломки, прижилось это слово и в медицинской диагностике. Теперь вот мы тестируем детей…

Что такое тест? Тест — это упрощенная схема проверки на соответствие объекта заданным параметрам или спецификациям. То есть, государственные органы образования проверяют детей на соответствие разработанным стандартам, именуемых ФГОС, и на то подходят ли они под те шаблоны, которые считаются эталонами с точки зрения государства. Что делать с теми, кто в заданные параметры не вписывается? Ответ очевиден — они не пройдут аттестацию.

Теперь зададим вопрос: кому нужна аттестация и для чего она устраивается? Я задумалась об этом впервые после беседы с начальником местного Управления образования, которая мне честно призналась, сказав, что аттестации необходимы управленцам: «Проверяют, как мы хорошо работаем».

Всё логично. Идет проверка насколько успешно осуществляется процесс выравнивания всех под единые шаблоны и стандарты, и насколько стабильно и регулярно отстраивается этот процесс.

Очень хорошо смысл данного явления просматривается в красивом слове «мониторинг», которое означает «непрерывный процесс наблюдения и регистрации параметров объекта на соответствие заданным спецификациям». То есть, дети в данном случае рассматриваются в качестве полуфабрикатов, заготовок, деталей для последующей успешной комплектации модели общества. О личностно-ориентированном подходе и индивидуализации здесь и речи нет. Аттестация или мониторинг — это инструмент контроля государства над массами.

Как чаще всего проводится аттестация? Всё максимально механизировано: дети заполняют специально заготовленные бланки, которые проверяются методом цифрового сканирования. XXI век как-никак! Не гоже боле учителям сидеть и корпеть ночами над детскими работами с красной пастой в руках. Имя ученика кодируется цифровым номером. Не дай бог преподавателю во время проверки вспомнить своего ученика, его лицо, семью, которая за ним стоит, парту за которой он сидит.

В постсоветскую эпоху часто передавали из уст в уста миф о том, что при социалистическом строе все мы винтики одной большой государственной машины. Вот теперь чувствуется, где действительно о винтиках-то речь идет…

Теперь вернемся к старым добрым экзаменам, которые считались неотъемлемой частью советской системы образования и были, как я их называю, «живыми». Учащиеся писали контрольные диктанты, изложения, сочинения и сдавали устные экзамены по билетам. Чем такая система оценивания знаний учащихся отличается от современных аттестаций?

Давайте вдумаемся, что представляет собой сочинение, изложение или диктант? Это наполовину творческий труд, выполнение которого требует не отдельно разрозненных знаний или ответов на вопросы, а единой целостной системы знаний, умений и навыков, связанных между собой! А главное, для того, чтобы написать сочинение, изложение и даже диктант, необходимо мыслить! Изложение есть преобразование текста, изложение его своими словами. Сочинение — способность мозга развивать собственную мыследеятельность.

В творческих работах знания, безусловно, необходимы. Но для того, чтобы такая работа состоялась, необходимо эти знания уметь применять в соответствии с твоим общим уровнем развития и той картиной мира, которая на данный момент сложилась у тебя!

Современные тесты, составленные по методу multiple choice (множественный выбор) убивают способность к мыслительной активности напрочь! Действует единая стратегия по превращению наших детей в ходячие справочники и энциклопедии, наполненных бессвязными фактами самого разного толка, что ведет к формированию у учащихся мозаичной картины мира. Целостного образа (вспомним истинное значение слова «образование») не складывается.

Традиционные же экзамены по билетам всегда и везде устраивались во благо ученика! Устный экзамен — это превосходная возможность подытожить, систематизировать и обобщить материал изученного блока, программы, курса и т. д. Незадолго до экзаменов учащиеся всегда получали список вопросов, из которых впоследствие формировались экзаменационные билеты. Что являли собой эти самые вопросы? Это опорные пункты, маяки, ориентиры, элементы той самой системы знаний, которую учащимся было необходимо освоить.

Мне, как продукту еще нереформированной советской школы, при подготовке к экзаменам частенько приходилось сталкиваться с фактом, что многие экзаменационные вопросы частенько повторяли сами себя, то есть предлагали рассмотреть одно и то же явление, только с разных сторон. Или, скажем, то, что проходили по одному предмету, проходили и по другому. Частенько в биографиях писателей, изучаемых в курсе литературы, мы сталкивались с некими историческими фактами или сведениями из области географии. Неизбежно перекликаются химия, физика, биология и математика, поскольку отражают одни и те же процессы, но с разных точек зрения. Вот он синтез разных наук в единую целостную картину мира!

Каждый устный экзамен ориентирован на личность ученика. Каждый ответ индивидуален и неповторим. Для того, чтобы ответить предмет устно, мало, опять же, помнить разрозненные факты. Решающее значение имеет всё — и то, как ты мыслишь, и то, как развита твоя речь, и, конечно же, то, что ты знаешь, и, кроме того, твое собственное отношение к изучаемому предмету. Все эти компоненты должны сочетаться друг с другом тесно и гармонично.

Теперь, когда мы рассмотрели разницу между современными аттестациями и традиционными экзаменами, мы смогли четко увидеть, что между ними не просто разница, а настоящая пропасть — разные цели, разная суть, разная ориентация.

Промежуточная аттестация вредит не только детям, находящимся на семейном образовании, но и школьникам. Но в школе она хотя бы является логичным компонентом, встроенным в общий процесс обучения и соответствующий полностью его принципам. Но применение регулярной аттестации в семейном образовании нелогично и даже абсурдно, так как не только не соответствует самой сути обучения в семье, но даже противоречит ей.

Никто не станет спорить с утверждением, что семейное обучение является личностно-ориентированным. Оно не может быть иным просто благодаря своей природе. Каждая семья уникальна, нет двух одинаковых семей, как нет двух одинаковых людей. В каждой будут свои темпы обучения, своя траектория и последовательность в освоении ребенком знаний, свой образ мыслей, своя логика и, соответственно, свои результаты. Если в школьных условиях отшлифовать всех индивидуумов под одни стандарты задача вполне реальная, то в условиях семьи говорить о единых государственных стандартах гораздо труднее.

На сегодняшний день в России созданы как никогда благоприятные условия для развития семейного образования. Федеральный закон не только отпустил детей из-за школьных парт в семьи, упростив саму процедуру оформления, но и освободил от обязательных регулярных промежуточных аттестаций.

Так почему же тогда, несмотря на закон, во многих семьях до сих пор достаточно остро стоит проблема ежегодных регулярных аттестаций? Становится совершенно очевидно, что в данном случае дело уже не в законе, а в самой семье, где родители не доверяют ни самим себе, ни своим детям. И для того, чтобы адекватно оценить уровень развития и степени обученности своих детей, необходима оценка со стороны третьего лица.

Из опыта общения с различными семьями замечено, что чем более отстраненную позицию занимают родители по отношению к образованию детей, тем более категоричны их требования, касающиеся оценивания результатов обучения. Что вполне закономерно. Когда родители шагают рука об руку вместе с ребенком, когда они в курсе всех событий детской жизни и являются непосредственными свидетелями попыток, успехов и поражений маленького ученика на пути к овладению знаниями, им не нужны дополнительные оценки и мнения специалистов.

Особенно нелепа ситуация, когда ребенок учится по программе начальной школы. Неужели родитель, приложивший столько усилий для того, чтобы его чадо овладело элементарной грамотой (программа предусматривает именно такой объем знаний), не в состоянии без помощи аттестационных комиссий оценить насколько хорошо его ребенок читает, считает и грамотно пишет? Очевидно нет, если, взяв его за руку, он тащит его в школу на растерзание специалистам для того, чтобы те, на основании примитивных тестов, необъективно оценивающих действительный уровень развития ребенка, вынесли вердикт.

Но ведь и этим всё не заканчивается. Уже было упомянуто, что к мониторингу тянутся именно неуверенные в себе и недоверчивые родители. Тогда как они могут быть уверены, что ребенок успешно пройдет эту самую аттестацию? Возникает ситуация, в которой родитель загоняет в кабалу и себя, и ребенка. Он начинает в спешке ломать естественную и природосообразную парадигму семейного обучения и полностью встает на путь муштры и натягивания на тесты. Что происходит в этом случае?

Ломается свободная траектория и нарушается индивидуализация в обучении. Ребенок направлен теперь не на познание того, что ему интересно, а на то, что нужно показать в тестах.

Ребенок перестраивается с внутренней мотивации (я хочу учиться, потому что мне это нужно) на внешнюю (написать аттестацию для кого-то, чтобы все отстали).

Самый страшный враг любого обучения — это направленность на результат. Ребенок решает задачи по математике не для того, чтобы стать математиком, а потому что математика развивает мозг! Мы читаем книги и изучаем литературу не для того, чтобы стать литературными критиками, а для того, чтобы развить эмоциональную сферу ребенка, научить его мыслить, рассуждать и чувствовать. Литература учит состраданию, милосердию, участию в жизни другого человека, она учит нас верить, наблюдать. Мы учим детей музыке вовсе не для того, чтобы они непременно стали виртуозами и выигрывали всероссийские конкурсы… Список можно продолжить.

В образовании главное не результат, а процесс, внутри которого формируются важнейшие качества, необходимые человеку для жизни! Какие нужно разработать тесты, чтобы измерить волю человека, его осознание собственной ценности, степень сформированности характера, богатство внутреннего мира, гармоничность развития психоэмоциональной сферы? Возможно, они есть, такие тесты, но только не в наших школах, поверьте. Чтобы по достоинству оценить ребенка, необходим возврат к устным экзаменам и старым добрым творческим письменным работам.

Гонка за оценкой и результатом принесет нам еще немало бед. Начиная судорожную подготовку к тестам, родители неизбежно усиливают учебную нагрузку на ребенка. Еще раз повторюсь: это неизбежно. Чем ближе «судный день», тем сильнее душит родителя страх и тем сильнее он замыкает кольцо вокруг свободы ребенка: загружает его доверху однотипными задачами, хватается в последние моменты за недочитанное и недоученное. И происходит совершенно недопустимая вещь — совмещаются учеба и аттестация! Это роковая ошибка — пытаться за несколько дней до экзамена всовывать в ребенка недочитанные параграфы и темы! Многие родители получают результат совсем обратный: внимание ребенка рассеивается, он начинает гораздо чаще допускать ошибки и забывать то, что, казалось, знал очень хорошо. И нет в этом ничего удивительного: в стрессовой ситуации переутомившийся мозг блокируется и перестает воспринимать информацию и адекватно ее обрабатывать.Как вы думаете, результаты, которые ребенок покажет на аттестации в такой ситуации, будут удовлетворительными или, хотя бы, действительно реальными, судить о которых можно будет объективно? Я думаю, ответ на это вопрос вы найдете сами. Вместо, а точнее, вместе с оценками, обеспечивающими неуверенному родителю спокойствие (временное, до следующей аттестации), мы получаем переутомленного, сбитого с толку ребенка. Что же сделается с его учебной мотивацией, которую мы так бережно холим и лелеем, и которая является основой любого образовательного процесса? Забудьте о ней. После пережитого стресса ребенок заявит свои права на заслуженный отдых и, скорее всего, до окончания каникул вам не удастся заставить его открыть книгу или размяться устным счетом.Именно так, постепенно, шаг за шагом, благодаря ориентированности на результат, мы вырабатываем у наших детей стойкое неприятие ко всему, что касается учения. Если вам действительно хочется подвести логический итог вашей семейной учебной деятельности, то возродите внутри семьи традиции классического экзамена.

За месяц-полтора составьте список экзаменационных вопросов, включающие материал, который вы изучили и хотели бы систематизировать.

Обязательно помогите своему ученику в подготовке к экзамену, особенно если это первый в его жизни опыт. Помогите ему составить мини-конспект ответа на каждый вопрос, порепетируйте каким образом должен звучать устный ответ.

Помогите ребенку в организации режима подготовки к экзамену. Распределите вопросы по степени трудности, по количеству билетов в день, чтобы нагрузка распределилась равномерно.

Подготовьте вместе с ребенком все необходимые наглядные материалы, которые могут пригодиться при ответах: карты, схемы, чертежи, репродукции картин и т. д.

В день экзамена создайте торжественную атмосферу праздника: организуйте экзаменационный стол, накройте его нарядной скатертью, поставьте букет цветов. Обязательно заранее сформируйте экзаменационную комиссию, куда могут входить заинтересованные родственники и другие значимые для ребенка взрослые, принимающие в его жизни активное участие и находящиеся в дружеских отношениях с ним.Почему-то у многих существует желание создать стрессовую ситуацию для своих детей. Дескать, чего маме-то не ответить, хочется посмотреть, как ребенок будет вести себя с чужим человеком… Почему в нас сильны такие желания, зачем, по нашему мнению, в жизни детей нужны чужие, ничего не значащие для них люди? Потому что жизнь так сложна, что мы стараемся «закалить» детей, чуть ли не с пеленок устраивая им различные испытания и препоны на пути развития.Для того, чтобы ребенок вырос максимально устойчивым к неблагоприятным условиям, нужно не расшатывать его нервную систему, а укреплять ее! А известно ли вам, что выступать перед любимыми близкими людьми во много раз ответственнее? Дети любят нас и стараются изо всех сил радовать и быть хорошими. Поэтому правильно организованный домашний экзамен может стать для ребенка настоящим уроком по воспитанию воли и характера.

Как и на классическом экзамене, ребенок тянет билет наугад, зачитывает вопросы комиссии и получает заранее обговоренное количество времени на подготовку. По желанию ученик может составить письменный план ответа.

В назначенное время ученик призывается к ответу, последовательно излагает всё, что знает по данному вопросу. Приветствуются дополнительные вопросы.

Каждый участник экзаменационной комиссии оценивает ответ ученика. Затем результаты суммируются. Чем больше состав комисси, тем выше ответственность ученика при ответе, тем сильнее закаляется его эмоциональная устойчивость и тем объективнее будет оценка.

Правильно организованный экзамен — это действительно мощнейшее воспитательное средство, помогающее нам воспитать поколение психически устойчивых молодых людей с адекватной самооценкой, способных к систематической мыслительной деятельности.

2015 г.

Дети — великолепные психологи

Дети - великолепные психологи

И они прекрасно читают наши мысли, угадывают их через наши действия, поступки, интонации в голосе, через слова, которые мы говорим. Запомните, если вы говорите малышу, что вы хотите с ним поиграть, а сами в этот момент хотите проверить, как он знает то или это, или намереваетесь непременно научить его чему-то — вы ему лжёте! И ребёнок чувствует эту ложь! Его нельзя обмануть! И в этот момент он теряет к вам доверие. Хорошо, если вы просто педагог… Встретились — разошлись… Но, если вы родитель — вы теряете авторитет, как родитель! Конечно, всё это происходит не за минуту и происходит неосознанно. Но вот вы заметили, что ребёнок стал не так охотно соглашаться «поиграть» с вами, вот вы почувствовали, что у него пропадает интерес к занятиям, вот малыш начал увиливать от занятий… А вот он начал хитрить вам вообще по жизни… А где кроется причина, никто не догадывается. Поэтому, если вы пообещали ребёнку поиграть с ним, неважно, в «Кубики», «Платоновы тела», «Дорожные знаки», то будьте добры, сделайте так, чтобы ваша последующая деятельность соответствовала игре по всем параметрам! И не думайте о результате! Потому как он, ещё раз напоминаю, появится! По-другому не может быть! Нет детей, не умеющих читать! Но, у каждого свои сроки! Об этом чуть ниже…
Вполне реальна ситуация, когда вам во что бы то ни стало надо проверить уровень владения чем-либо или сформированность какого-нибудь навыка. В таком случае, честно признайтесь ему в этом: «Давай сегодня посмотрим, как ты читаешь длинные слова (какие геометрические фигуры ты уже знаешь, сколько дорожных знаков запомнил и т.д.)» А если вы считаете, что игра игрой, а учиться всё же надо, то так и скажите: «Ты знаешь, вот я подумал, что ты уже достаточно большой (большая), и было бы здорово научиться читать (считать, писать). Но, чтобы тебе было интересно и не скучно, я могу сделать наши занятия похожими на игру». По крайней мере, это будет честно!

Виктория Кузнецова

Развивающая работа с малышом — это не соц. соревнование, кто раньше и кто быстрее…

Развивающая работа с малышом — это не соц. соревнование, кто раньше и кто быстрее. Если вы изначально сделаете ставку на результат, то это неправильный мотив. Сделав навык чтения самоцелью, вы автоматически ставите под сомнение его достижение. «Я выбираю методики Зайцева, чтобы научить дочку читать». А что? Можно и не научить? Вы вокруг себя видели детей 7-8 лет (я имею в виду здоровых детей), которые не умеют читать? Лично я в этом сомневаюсь. Есть те, кто плохо читают, медленно, есть те, кто не любит читать, но читать научаются все, так или иначе. Вопрос-то не в этом. Вопрос в качестве образовательного процесса! Что ребёнок приобретёт и что потеряет в процессе обучения! Помимо чтения! Испортятся ли зрение и осанка или наоборот, улучшатся? Полюбит ли он книгу или навсегда отвернётся от неё, набив оскомину! Затормозит ли выбранный способ обучения его психическое развитие, сформирует у ребёнка стойкую закомплексованность или наоборот, будет стимулировать его интеллектуальный рост и подготавливать мозг и психику для дальнейшего обучения? Вот какой выбор стоит перед нами! Когда педагог или родитель это осознаёт, то акценты смещаются. И мы уделяем главное внимание тому, как происходит процесс обучения: чем наполнены наши занятия, какой эмоциональный заряд получает наш малыш, какие морально-этические и эстетические нормы и модели формируются у ребёнка в ходе работы. Мы бдительно следим не за тем, сколько сделал наш малыш и насколько успешно или не успешно, много или мало, быстро или медленно, а как он работал! Блестели ли его глазки, а может, он хлопал от радости в ладоши, пританцовывал, подпрыгивал. А, может, ребёнок был удручён, плохо шёл на контакт, был чем-то обижен… Если всё это убрать… то остаётся, простите, голое и ничем не прикрытое натаскивание на результат.
Понимаете, результат — это очень сложная и многокомпонентная штука. И то, что нам порой кажется ненужным и второстепенным, на самом деле является основным! Ваш эмоциональный контакт с ребёнком, ваш стиль общения, ваши совместные переживания, на самом деле, гораздо важнее безупречной методики. И есть начинающие мамы, которые ищут, спрашивают, сетуют, что у них нет пед. образования, но у них получается! Они добиваются блестящих результатов! Потому что смогли сделать главное — найти подход к своему малышу. А соблюсти методику не так сложно. Открывай методички, читай и работай…

Виктория Кузнецова

Аттестация — цель или результат интересной учебы?!

Наш курс охватывает основные темы за начальную школу по трём основным предметам школьного курса: математика, русский язык и английский язык. Мы включили в него все самые сложные и актуальные темы, в которых чаще всего затрудняются дети, и которые сложнее всего родителям бывает объяснить детям самим.

Наш курс – отличное подспорье для школьников, испытывающих трудности с усвоением школьной программы. Как часто мы теряемся, когда понимаем, что ребенок не усвоил ту или иную тему и не может выполнить домашнее задание? Что делать? Звонить подруге? Искать репетитора? Погружаться и искать уроки в интернете или придумывать что-то самим! Но велосипед давно изобретён! У вас есть наш курс, и с помощью него вы сможете спрофилактировать многие проблемы, просмотрев уроки и пройдя многие темы наперёд!

Для тех же, кто на СО, наш курс – это реальная возможность спланировать, наконец, и придать направление вашему семейному образовательному процессу! Написав заявление о переходе на СО, мы остаёмся в буквальном смысле один на один с нашими детьми. С чего начинать? Как все организовать? По каким учебникам учить? Мы задаем вам то самое направление! Даем вам стержень, базу, основу, которую можно расширять и углублять до бесконечности!

Для многих семей наш курс – это выручка в вопросе старта для обучения. Для многих не секрет, что трудно именно начать! Как подойти к ребёнку и предложить первое занятие? Как увлечь, заинтересовать? Ведь на СО нет звонков на урок. Но вот компьютер включён, ребенка уже не оторвать и вот он уже ждёт следующих уроков. Лёд сломан, процесс запущен!

Мы заявляем, что наш курс охватывает всю программу начальной школы с 1 по 5 класс и даже частично внедряется в программу средних классов. Однако овладение таким объемом информации зависит не только от программного содержания курса и его наполнения. Есть еще множество факторов, влияющих на то, сможет ли ваш ребёнок сдать аттестацию за курс всей начальной школы. Очень многое зависит от стартового уровня вашего ребёнка, от его индивидуальных особенностей восприятия (одни дети быстрые, другие медленные), от предыдущего учебного опыта ребенка и его сопротивления к учебе: у одних сила внутреннего «Не хочу» очень велика, другие быстро переключаются и оттаивают.

Огромное значение в нашем курсе мы придаём АТМОСФЕРЕ, в которой будет обучаться ребёнок. Материал усваивается быстро, качественно и надёжно, когда ребёнок спокоен, его ничто не нервирует и никто и ничто не давлеет над ним. Мы надеемся, дорогие родители, что в этом мы сможем надеяться на вашу помощь и поддержку . Какое бы напряжение вы не испытывали по поводу обучения и успехов вашего ребёнка, по поводу успешного прохождения аттестаций и школьной программы, ребёнок не должен стать жертвой ваших страхов! Переключитесь со страхов на радость познания и открытия нового вместе со своим ребёнком. Образование – это творческий процесс! Отложите на время в сторону ваши переживания. Одна из задач нашего курса – перевод внешней мотивации («Учусь, потому что надо») во внутреннюю («Учусь, потому что это здорово и интересно»). Когда вам удастся расслабиться и освободиться, расслабится и ваш ребёнок, и вы будете учиться без переживаний за сдачу аттестации, без этой изнурительной гонки за результатом, а получая удовольствие от самого процесса обучения. И я уверена, что после ТАКОГО обучения успешная сдача аттестаций за год, два, три станет для вас естественным следствием, приятной наградой за труд, а не итоговой финишной прямой, к которой вы пришли измученными, измотанными. Задайте себе вопрос: что стоит за вашим намерением сдать аттестацию сразу за 2-4 класса? Только ли экономия детского времени? Будьте честными с собой. И внимательно и чутко наблюдайте за своим ребёнком. Он повергает всех в изумление своими успехами и скоростью развития? Великолепно! Смело пробуйте свои силы на аттестациях! Его темп оставляет желать лучшего? Примите как данность и сдавайте аттестации в меру его возможностей, а всё необходимое у вас теперь есть!

Я уверена, что ваша любовь, на которую способно только истинно родительское сердце, подскажет вам правильное решение. Ну а мы всегда рядом, готовы помочь, поддержать и поделиться опытом.

Радостной вам учёбы!

Виктория Кузнецова

Почему не нужно «экзаменовать» детей по методикам Н.Зайцева?

Почему не нужно "экзаменовать" детей по методикам Н.Зайцева

Срочно перестаньте «экзаменовать» малыша всякий раз, когда вы начинаете заниматься чтением. Это неправильный путь! И это НЕ методика Н.Зайцева. Если вы хотите следовать именно этому методу, то вам лучше, прежде всего, попробовать расслабиться самой и принять обучение, как игру, не натаскивая малыша на непременный результат. В буквальном смысле, вы САМА пишете слова кубиками, поёте попевки по таблицам (на какие именно игры стоит сейчас сделать особенный акцент, я напишу ниже), вертите и поёте кубики… не прося и не спрашивая вашего ребёнка ни о чём. Вопросы типа: «Что это за буква?» или «Какое слово здесь написано?», «Как это прочесть?» необходимо заменить на что-то вроде: «Давай прочтём это слово? Смотри: А-И-С-Т» (медленно ведя пальцем по буквам синхронно произносимым звукам), или: «Хочешь, я тебе напишу, что мы сегодня будем кушать?» и пишете САМИ, и читаете САМИ.

Методика Н. Зайцева полностью самодостаточна

Методика Н. Зайцева полностью самодостаточна

Это особенность моей деятельности — я работаю в условия жесткой нехватки времени. Поэтому стараюсь максимально использовать готовые наработки автора. Когда оцениваешь результаты работы, убеждаешься, что они вполне даже удовлетворительные! В этом году впервые набрала разновозрастную группу (дети от 3 до 5 лет). Через две недели занятий пятеро из шести начали потихоньку читать. Значит, больше ничего и не нужно? Значит, методика Н. Зайцева полностью самодостаточна? На мой взгляд, вполне…

Виктория Кузнецова